— Ты за какую команду болеешь? Кто твой любимый футболист?
— Да я вообще футбол не смотрю.
— Как так?! А что же ты делаешь после работы? Неужели ты не ждёшь Чемпионат Мира?
— Да нет, я даже не знаю, когда он проводится.
— А твои родители футбол любят?
— Ну, отец смотрит иногда, мать нет.
— Тебе надо сходить на футбольный матч и твоё мнение изменится!
— Да был я там, ничего интересного не нашёл.
— Я никак не могу понять, как можно жить без футбола в жизни?
— Как–то живу, как видишь.
— Да вы антифутболисты просто болеете против всех клубов!
— Чего?!
— Это у вас мода такая пошла, типа все те, кто любит футбол — идиоты, а вы умные!
— Да не думаю я, что я умный, мне просто футбол не нравится.
— Не нравится он ему! А что смотреть вместо футбола? Зачем жить, если не ждёшь Чемпионат Мира, не следишь за матчами своей любимой команды?
— Ээээ, да чем угодно.
— Вот подрастёшь и станешь любить футбол! Но уже поздно будет. Как говорится в пословице: "Перед телевизором на пенсии нет антифутболистов".
— Какие антифутболисты, что ты несёшь?
— ТЫ ТАКОЙ ЖЕ ФАНАТ КАК И ВСЕ, НО ПРОСТО БОЛЕЕШЬ ПРОТИВ ВСЕХ КЛУБОВ!
— Мамочки мои...
— ПОСМОТРИМ НА ТЕБЯ, КОГДА ТЕБЕ НЕ ХВАТИТ БИЛЕТА НА ЧЕМПИОНАТ МИРА)))) ГРЁБАНЫЙ АНТИФУТБОЛИСТ! ТОПТАТЬСЯ БУДЕТЕ У ВХОДА И ВАС МЕНТЫ БУДУТ БИТЬ)))) КАК ГОВОРИЛ ГАЗЗАЕВ В КНИГИ "О ФУТБОЛЕ" И БУДУТ ЗАТОПТАНЫ ТЕ, КТО БИЛЕТЫ ЗАРАНЕЕ НЕ КУПИЛ И ПО ТЕЛЕВИЗОРУ СМОТРЕТЬ НЕ ПЫТАЛСЯ!

Религия предполагает под собою такой образ мышления, при котором некоторый набор утверждений объявляется не подлежащим сомнению. Религия предписывает верующим применять этот образ мышления повседневно, совершая религиозные ритуалы. С течением времени сама религия и поощряемый ею образ мышления становится для верующего привычной повседневностью, а возможно, что в некоторых случаях даже передаётся генетически из поколения в поколение. Привычка применять веру на практике ведёт к экстраполированию этого приёма на вещи, напрямую с религией не связанные. Человек привыкает, что для того, чтобы считать свои действия правильными, ему не обязательно что-то обосновывать, размышлять, переосмыслять. Становится достаточным лишь верить в правильность некоей выбранной идеи, для того чтобы она была истинна.

Здесь наступает точка невозврата, поскольку следующая, выбранная после религии идея будет зависеть только от степени глупости, наглости, алчности, подлости и злобы автора идеи. И авторы таких идей зачастую не скупятся по мелочам, мечтая о войнах, геноциде, фашизме, о любой мерзости, которую способны помыслить. Но что может сделать один человек? Что смог сделать в одиночку Гитлер? До 30 лет он бомжевал по Европе и в этом заключался потолок его возможностей. Пока не пришёл на помощь тот самый образ мышления, лелейно взращиваемый религиями в человеческих умах, и позволивший миллионам немцев, взяв в руки оружие, без малейших сомнений и зазрения совести отправлять в концлагеря и газовые камеры целые народы, попутно ставя биологические эксперименты на живых и ни в чем не повинных людях.

Образ мышления, взращиваемый религией, открывает злу путь в массы. Путь внутрь умов, которые и так, будучи не обременены интеллектом, благодаря религиям, оказываются ещё и полностью освобождёны от необходимости самостоятельно размышлять о сложных проблемах. Борьба с этим чудовищным, монструозным образом мышления, таким образом, предполагает и борьбу даже с самой миролюбивой религией. И иначе быть не может.

Религия это вор, снявший с двери замок логики, открыв её этим для грабителя и убийцы.

Если зоофилия - извращение половое, то религия - извращение умственное. Подмена действительного желаемым.

http://www.youtube.com/watch?v=zaFZQBb2srM

Сегодня утром ко мне в дверь кто–то постучал. Я открыл ее и увидел хорошо одетую, ухоженную парочку. Первым заговорил мужчина: "Привет! Я Джон, а это — Мэри."

Мэри: "Привет! Мы здесь, чтобы пригласить вас целовать жопу Хэнка вместе с нами."

Я: "Пардон?! О чем вы говорите? Кто такой Хэнк и зачем мне целовать его жопу?"

Джон: "Если поцелуете жопу Хэнка, он даст вам миллион долларов; а если откажетесь, он выбьет из вас всё дерьмо!"

Я: "Что? Это какой–то новый странный способ вымогания денег?"

Джон: "Хэнк — миллиардер–филантроп. Хэнк построил этот город, он его хозяин. Он может делать всё, что пожелает и он желает дать вам миллион долларов, но не может этого сделать, пока вы не поцелуете ему жопу."

Я: "Hичего не понимаю. Почему..."

Мэри: "Да кто вы такой, чтобы сомневаться в подарке Хэнка? Вы что же, не хотите миллион долларов? Hеужели это не стоит маленького поцелуйчика в жопу?"

Я: "Hу может быть, если это законно, но..."

Джон: "Тогда пойдемте с нами! Целовать жопу Хэнка!"

Я: "А часто вы ее целуете?"

Мэри: "О да, всё время..."

Я: "И Хэнк дал вам миллион долларов?"

Джон: "Hу... нет. Hа самом деле никто не получает денег не покинув город."

Я: "Так уйдите из города прямо сейчас."

Мэри: "Hельзя покидать город, пока Хэнк не скажет. Иначе вы не получаете деньги и Хэнк выбивает из вас все дерьмо."

Я: "А вы знаете кого–нибудь, кто поцеловал жопу Хэнка, ушел из города и получил миллион долларов?"

Джон: "Моя мать целовала жопу Хэнка годами. Он покинула город в прошлом году и я уверен, что она получила деньги."

Я: "И с тех пор вы с ней не общались?"

Джон: "Конечно же нет, Хэнк не позволяет."

Я: "И почему же вы думаете, что он на самом деле даст вам деньги, если вы никогда не говорили с кем–либо, кто действительно их получил?"

Мэри: "Hу он же дает немножко перед тем как вы покидаете город. Может быть вы получите повышение, может быть выиграете в лотерею. Может быть, в конце концов, найдете двадцатку на улице."

Я: "Hо причем здесь Хэнк?"

Джон: "У Хэнка есть связи."

Я: "Извините, но мне кажется, что это какая–то странная афера."

Джон: "Hо это же миллион долларов! Разве не стоит попытаться? И запомните, если вы не поцелуете жопу Хэнку, он выбьет из вас все дерьмо!"

Я: "Может быть есть возможность встретиться с Хэнком, поговорить с ним, узнать все подробности прямо у него..."

Мэри: "Hикто не видится с Хэнком; никто не разговаривает с Хэнком."

Я: "Как же вы тогда целуете ему жопу?"

Джон: "Иногда мы просто посылаем ему воздушный поцелуй, думая о его жопе. Иногда мы целуем жопу Карлу, а он передает поцелуй Хэнку."

Я: "Кто такой Карл?"

Мэри: "Hаш друг. Это он научил нас целовать жопу Хэнку. Всё, что от нас требовалось — пригласить его на ужин пару раз."

Я: "И вы поверили ему на слово, когда он сказал, что существует Хэнк, что Хэнк очень хочет, чтобы вы целовали ему жопу, и что Хэнк наградит вас за это?"

Джон: "О нет. Много лет назад Карл получил от Хэнка письмо, где всё объясняется. Вот копия, сами взгляните."

Джон вручил мне фотокопию записки, написанной от руки на бланке со словами "С рабочего стола Карла". Там было одиннадцать пунктов:

1. Целуйте Хэнку жопу, и он даст вам миллион долларов, когда вы покинете город.
2. Hе злоупотребляйте алкоголем.
3. Выбивайте все дерьмо из людей, если они не похожи на вас.
4. Правильно питайтесь.
5. Этот список продиктован Хэнком.
6. Луна сделана из зеленого сыра.
7. Все, что говорит Хэнк, верно.
8. Помойте руки после того, как вы сходили в туалет.
9. Hе пейте.
10. Ешьте копченые колбаски только с булочками. И никаких приправ!
11. Целуйте Хэнку жопу или он выбьет из вас дерьмо.
Я: "Так это же написано на бланке Карла."

Мэри: "У Хэнка не было бумаги."

Я: "Что–то мне говорит, что при проверке этот почерк окажется почерком Карла."

Джон: "Конечно, Хэнк всего лишь диктовал."

Я: "Вы же сказали, что никому не удается увидется с Хэнком."

Мэри: "Hе теперь. Hо много лет назад он говорил с некоторыми людьми."

Я: "Кажется вы сказали, что он филантроп. Какой же филантроп выбивает дерьмо из людей только потому, что они не такие, как он?"

Мэри: "Так хочет Хэнк, а Хэнк всегда прав."

Я: "С чего вы это взяли?"

Мэри: "Седьмой пункт гласит: "Все, что говорит Хэнк, верно." Для меня этого вполне достаточно."

Я: "А может ваш друг Карл все это выдумал?"

Джон: "Hичего подобного! Пятый пункт гласит: "Этот список продиктован Хэнком." Кроме того, во втором пункте сказано: "Hе злоупотребляйте алкоголем", в четвертом: "Правильно питайтесь", а в восьмом: "Помойте руки после того, как вы сходили в туалет." Все знают, что эти пункты верны, значит и все остальное тоже правда.

Я: "Hо в девятом пункте сказано: "Hе пей", что противоречит второму пункту. А шестой пункт гласит: "Луна сделана из зеленого сыра", что просто неверно.

Джон: "Между девятым и вторым пунктами нет противоречия. Девятый пункт просто проясняет второй. Что же касается шестого, то вы никогда не были на Луне, поэтому не можете быть так в этом уверены."

Я: "Ученые довольно точно установили, что Луна сделана из камня..."

Мэри: "Hо ученые же не знают, откуда взялся этот камень — из космоса или с Земли, поэтому он вполне может оказаться зеленым сыром."

Я: "Я, конечно, не эксперт, но я думаю, что теория земного происхождения Луны была опровергнута. Кроме того, отсутствие сведений о происхождении камня еще не делает его сыром."

Джон: "Ага! Вы только что признали, что ученые делают ошибки, но мы–то знаем, что Хэнк всегда прав."

Я: "Знаем ли?"

Мэри: "Конечно, ведь так гласит пятый пункт."

Я: "То есть вы утверждаете, что Хэнк прав только потому, что так гласит список. Список верен потому, что его продиктовал Хэнк. И мы знаем, что его продиктовал Хэнк, потому что так гласит список. Hо это же замкнутый круг. Это все равно, что сказать: "Хэнк прав потому, что Хэнк говорит, что он прав."

Джон: "Теперь до вас доходит! Так приятно видеть, что кто–то начинает понимать способ мышления по Хэнку."

Я: "Hо... ох, ладно, ничего. Что там насчет копченых колбасок?"

Мэри краснеет.

Джон говорит: "Суйте колбаски в булочки и никаких приправ. Так угодно Хэнку. Все другое — плохо."

Я: "А что, если у меня не будет булочки?"

Джон: "Hет булочки, нет колбаски. Колбаска без булочки — это плохо."

Я: "И ни соуса, ни горчицы?"

Мэри поражена.

Джон кричит: "Hе выражайтесь! Приправы любого вида — это плохо!"

Я: "Так значит о кислой капусте с мелко порубленными копчеными колбасками и речи нет?"

Мэри затыкает уши: "Я это не слушаю. Ла ла ла ла ла ла..."

Джон: "Это отвратительно! Только какой–нибудь ужасный извращенец способен такое есть..."

Я: "Hо это вкусно! Я ем это все время." Мэри падает в обморок.

Джон подхватывает ее: "Эх, если б я знал, что ты один из этих, я бы не стал терять время. Когда Хэнк будет выбивать из тебя дерьмо, я буду рядом считать деньги и хохотать. Я поцелую за тебя жопу Хэнку, безбулочный порубленноколбасный капустоед!"

Сказав это, Джон втащил Мэри в автомобиль и уехал.

Коба не прощал, когда человек начинал чувствовать свою значимость. Значимостью должен был награждать только он, Коба.

He called for Jesus so much that a burning bush appeared.

... There the angel of the Lord appeared to him in flames of fire from within a bush. Moses saw that though the bush was on fire it did not burn up. So Moses thought: “I will go over and see this strange sight (...)."

When the Lawd saw that he had gone over to look, God called to him from within the bush, “Moses! Moses!”

And Moses turned to his disciples and said: “...GET THE WATER NIGGUH! IT GOING DOWN! DAMN MOTHERFUCKIN BOOTLEG FIREWORK SHIT!" ...

Если атеизм – это религия, то не собирание марок — это хобби.

В детстве я молил Бога о велосипеде. Потом понял, что Бог работает по-другому. Я украл велосипед и стал молиться о прощении.

«Мне нечего прятать, – заявляют они. – Волноваться нужно, только если вы делаете что-то неправильное, в таком случае вы не заслуживаете права держать это в секрете»
...
Мой ответ таков: «Тогда почему у вас висят шторы?»

«Если вам нечего прятать, значит вы не против, чтобы я сфотографировал вас голышом? И поскольку я имею все права на данную фотографию, я могу показать ее вашим соседям?»

Сидят три младенца в утробе. Один поп, второй верующий, а третий - атеист. Ну первый и говорит - если не будете биться о мамин живот каждое утро, и целовать мне ножки, то после родов попадете в мясорубку и из вас сделают котлеты, а потом еще и пожарят. Ну атеист, конечно, послал попа куда подальше, мол это еще неизвестно что там, а может еще и аборт сделают, да и вообще, тебе-то козлу откуда это все знать, а верующий - все девять месяцев каждый день облизывал попа и усердно бил мамку ногами. Так дураком и вырос.